Выбрать страницу

ФЕЛИКС ДАВЫДОВИЧ КРИВИН

   КОРРИДА

   — ...ну, значит, вахтер ему и говорит: «Каждый день ты что-то  вывозишь на тачке. Вижу, что мусор, а неспокойно на душе. Я уже ночами не сплю, все думаю: ну, что он ворует? Слушай, друг, я тебе ничего не сделаю, ты только скажи: что ты воруешь?» А тот и говорит: «Тачки».

   — Выпьем  за  находчивость,  -  сказал  Степан  Загогуля,  председатель сельпо.

   — Лучше за бдительность, — сказал Довгалюк, председатель сельсовета.

   Директор школы Андрей Андреевич, который после третьей рюмки уже не мог внести никакого дельного предложения, туманно заметил:

   — Которые воруют, пьют за  находчивость,  которые  их  ловят,  пьют  за бдительность. Так и пьют все время, кто кого перепьет.

   — Молодец завфермой, — сказал гость. — Смешной анекдот, надо будет  его запомнить.  Я  тоже  знаю  про  тачку,  только  другой.  Не  уголовный,  а психологический.

   — Ну-ка, ну-ка...

   — Один городской житель выкормил из поросенка свинью.

   Когда свинья вошла в пору, посадил ее на тачку и повез в село к  своему куму, верней, не к куму, а к его кабану. Повез он, значит, свинью,  привез обратно, утром смотрит — поросят нет. Он  опять  сажает  свинью  в  тачку, везет в село, привозит обратно. Утром смотрит  -  поросят  нет.  Он  опять сажает свинью в тачку,  отвозит,  привозит,  утром  говорит  жене:  «Пойди посмотри, может, тебе повезет». Посмотрела она и говорит: «Поросят нет, но свинья уже сидит в тачке».    Долго смеялись. Смешной оказался анекдот.

   — Отвыкли люди от свиней, забыли, как у  них  это  делается,  -  сказал завфермой. — Все «жигули»  разводят,  а  «жигули»  мяса  не  дают.  Только собственное мясо наращиваешь от сидячего образа жизни.

   — Моя Марька только и знает, что  сидит  в  тачке,  -  вздохнул  Степан Загогуля, председатель сельпо.

   Гость поинтересовался:

   — Марька — это ваша свинья?

   — Дочка моя, — опять вздохнул Загогуля. -  Чуть  стемнеет,  накрутится, намажется и — в тачку.

   — Это их Андрей Андреевич так воспитывает, — ткнул пальцем  Довгалюк  в директора школы.

   Андрей Андреевич, который после четвертой рюмки не брал на себя никакой ответственности, запротестовал:

   — Все на школу! А как же с воспитанием в семье? Это я вам  скажу,  тоже проблема. Вечная проблема.

   — Вот у сына своего и спроси, Андрей Андреевич.  -  Завфермой  объяснил гостю: — Сын у него окончил университет, живет в городе. Так  он  мне  что говорит? Вы, говорит, варвары, развели здесь корриду...

   — Корриду?

   — Ну да, бой  быков.  Мы,  понимаете,  построили  новое  помещение  для скотины. На пятьсот голов. С электропастухом. Не знаете? Мы  вам  покажем. Очень  простое  устройство:  электрические  провода  оголенные  и  по  ним пропускается ток. Поднимет бычок голову, а его по рогам. Чтоб, значит,  не двигался. Они, когда двигаются, в весе теряют.

   — А как же они пасутся?

   — Они у нас не пасутся. Пасутся коровы — на другой  ферме,  с  молочным направлением. А у нас мясное направление. У нас  бычок  как  родился,  так сразу его сюда. И отсюда -  только  на  бойню.  Такое  усовершенствование. Большой прирост мяса.

   — Так они у вас и света белого не видят?

   — Не видят. У них другое направление. Их дело вес давать.  Даст  вес  — может считать, что миссия его выполнена.

   — План у нас большой по мясу, — пояснил Довгалюк.

   — Значит, если голову поднимет?..

   — Сразу по рогам. Электропастух у нас не спит, не гуляет.

   — Да, это коррида... — сказал гость.

   — Представляете, как называет? Коррида, говорит. Думает, мы  не  знаем, что такое коррида. Это  вы,  Андрей  Андреевич,  воспитали  такого  сынка. Никакого понятия об экономике.

   — Он у меня физик. Теоретик,  -  как  бы  оправдываясь,  сказал  Андрей Андреевич.

   — В теории оно, конечно. А  вот  на  практике...  -  Загогуля  покрутил головой, то ли выражая свое отношение к практике, то  ли  к  тем,  кто  ее недооценивает. — Я вам так скажу: жизни они не знают.

   — А эти — знают?

   — Эти? Знают! — уверенно сказал Загогуля, но тут же спохватился: -  Кто — эти?

   — Бычки.

   Завфермой засмеялся:

   — Это что — такой анекдот? Им, бычкам, знать жизнь необязательно. У них другое направление: мясо давать.

   — У каждого в жизни свое направление, — философски обобщил Загогуля.  — Угадаешь — твоя взяла, не угадаешь — всю жизнь будешь мучиться. Вот вы,  к примеру, читаете лекции о любви и дружбе. Это ваше направление. — Загогуля блаженно улыбнулся. — Хорошо это у вас получается, особенно о любви.  Моей бы Марьке такие лекции каждый день слушать.

   — А они у вас не знают любви.

   — Они не знают?  -  возмутился  завфермой.  -  Да  вы  спросите  Андрея Андреевича! Он у них директор.

   — Я говорю про бычков.

   — Опять вы шутите!

   — Не шучу. И не подумайте, что я против решения мясной проблемы. В этом мы все заинтересованы, но ведь не любой же ценой. Сами  подумайте:  всякое существо на земле рождается для жизни. Природа вокруг такая — да  если  ее не увидеть, незачем и рождаться на свет.

   — Им нельзя не рождаться, у нас план, — напомнил Загогуля. — Они у  нас для дела рождаются и для дела живут.

   — Ты-то, Степан, живешь не только для дела, — сказал Андрей  Андреевич, который после пятой рюмки начинал переходить на личность. — А если б  тебя вот так — по рогам? Чуть что — по рогам?

   — Меня и так по рогам.

   — А меня? Меня не по рогам? — горячился завфермой. — Да я, если хотите, буду лучше в хлеву стоять на всем готовеньком. Я бы стоял  смирно,  голову не поднимал, пусть меня только про план не спрашивают.

   — Коррида... — сказал гость. — Так, глядишь, у нас ни дружбы, ни  любви не останется. Одна коррида.

   — Зачем же смешивать мораль с экономикой? — обиженно заметил  Довгалюк, председатель сельсовета.

   — А они сами смешиваются. Как в этом анекдоте  со  свиньей.  Глазом  не успеешь моргнуть — свинья уже сидит в тачке.

   — Сидит, — сокрушенно кивнул Загогуля. — Я ей, главное, говорю: ты хоть мать пожалей. А у нее — никакой жалости.

   — Откуда ж у нее жалость возьмется? Коррида!

   — Какие-то грустные у вас анекдоты, — сказал Довгалюк. И его  поддержал завфермой:

   — Анекдот должен быть анекдот, а дело должно быть дело. Нельзя любовь и дружбу переносить на быков, иначе мы никогда  не  решим  мясную  проблему. Мораль хороша, когда решена мясная проблема.

   — Так ли она хороша? — усомнился гость.

   Загогуля в третий раз за вечер вздохнул:

   — Какая там мораль! Мораль давно уже сидит в тачке.

   — Ну, я пошел, — сказал директор школы Андрей Андреевич, который  после шестой рюмки всегда шел спать.

    1980

Подписывайтесь на наши социальные сети:

Как вы оцениваете статью?

Нажмите на звездочки для оценки!

Средний балл 0 / 5. Количество голосов: 0

Пока голосов нет, станьте первым!