Выбрать страницу

  1. Главная
  2. /
  3. Русская литература
  4. /
  5. Кривин Ф. Д.
  6. /
  7. Луна в продуктовой сумке

ФЕЛИКС ДАВЫДОВИЧ КРИВИН

   ЛУНА В ПРОДУКТОВОЙ СУМКЕ

   — Сколько повторять: искать нужно не глазами, а ноздрями!

   Петрович говорит это Францику  -  и  совершенно  напрасно:  ищет-то  не Францик, ищут Францика.

   — Францик, Францик, ну где же ты, Францушка, ну иди сюда, Франц!

   Вот, наверно, икается там, во Франции! Хотя к Франции Францик отношения не имеет, Франц — немецкое имя, а не французское. Но  он  и  к  немцам  не имеет отношения, потому что никогда не выезжал из России. И не  только  из всей России, но даже из этого двора. Просто назвали его Франциком.  У  нас по-всякому могут назвать.  Петровича  и  вовсе  никак  не  назвали.  Петя, доставивший его во двор,  вскоре  уехал  вмести  с  родителями,  а  собаку оставили — как ее называть? Стали звать Петровичем, в память о Пете.  Хоть человек и выехал, но о нем не следует забывать. Конечно, по отчеству звать собаку не принято, тем более, что Петрович был в то время щенок, но совсем не называть тоже нельзя. Так у нас во дворе  заведено:  кто  здесь  живет, непременно должен как-нибудь называться.

   Теперь Петрович уже большой, вырос  на  Францевых  хлебах,  верней,  на хлебах Францевой старухи,  нашей  общей  кормилицы.  К  Францевой  старухе половина двора ходит, как в ресторан, а к другой половине она сама  ходит. Выйдет во двор, пройдется между кустиками — и все сыты, довольны.

   А живет у старухи только Францик, здоровье у него слабое, не может  он, как другие, под забором. В детстве его кто-то помял — не со зла, а так, от избытка силы, — и с тех пор Францик  никак  не  отойдет.  Старуха  его  на инвалидность перевела, держит под специальным присмотром. Хорошая старуха. Всех дворовых котов  и  собак  она  уважительно  называет:  животные.  Для человека такое название  унизительно,  а  кота  и  собаку  оно  возвышает, приобщает ко всем животным земли.

   — Совсем  не  умеют  искать,  -  сокрушается  Петрович,  сидя  рядом  с Франциком в его укрытии.

   Дорос Петрович до своего отчества, теперь его можно смело так называть. Умное животное, со  всех  сторон  жизнь  понимает.  Это  он  открыл  глаза Францику на общественное и личное счастье. Францик о них ничего  не  знал, хотя бессознательно стремился к личному, пренебрегая общественным.  Трудно строить сразу оба счастья, каким-то из  них  приходится  пренебречь.  Тех, которые  пренебрегают   личным,   называют   героями,   а   тех,   которые общественным, — рвачами. Францик не рвач, но  он  и  не  герой.  И  он  не виноват, что его личное счастье стало поперек дороги общественному...

   Общественное счастье заключалось  в  том,  что  внучка  старухи  начала самостоятельную семейную жизнь, а жить ей с мужем было негде  -  только  в этой квартире, где жили Францик и старуха Францева.  Старуху  на  радостях определили в Дом ветеранов труда. Прекрасный  дом,  но  не  для  Францика, поскольку Францик не был ветераном труда. У него жизнь складывалась совсем по-другому.

   Старуха медлила, не хотела переезжать, пока Францик не будет пристроен. В какой-нибудь дом — пусть не ветеранов труда, но не  менее  приличный.  А молодоженам не терпелось строить свое счастье, причем именно там, где  два счастья — Францика и старухи -  были  уже  построены.  Вот  они  и  искали Францика, чтоб отправить его в Приличный Дом. А он, не желая  менять  свою жизнь, естественно, прятался.

   Молодоженов  тоже  можно  понять,  им  под  забором  не  позволит  жить домоуправление. Хотя здоровье им позволит, но домоуправление не  разрешит. Потому они и пристроили бабушку к ветеранам труда — потому,  что  она  уже ветеран, а они еще не ветераны.  Ветер  есть,  а  ран  нету,  как  говорит старуха. Житейских ран.

   — Искатели! Не умеют искать. В этом твое, Франц, спасение.

   Противоречит себе Петрович. Кто, извините,  говорил,  что  спасение  не может быть  где-то  на  стороне,  что  каждый  носит  в  себе  собственное спасение, как и собственную погибель? Петрович говорил. И  был  совершенно прав. Францик чувствовал в себе как свое спасение, так и свою погибель.    Разве он не знал,  зачем  нужен  молодоженам?  Знал!  Но  ему  хотелось сомневаться. Он даже подумал: а что, если они  любят  его?  Что,  если  не могут строить без него свое счастье? Старуха, например, не могла. А они, в сущности, ее родственники. Родственники от родственников недалеко  падают, так, кажется, в этих случаях говорят.    Может, они счастье  свое  общественное  построят  рядом  с  его  личным счастьем. Вот здесь их счастье, а здесь его. А там где-то счастье  старухи Францевой — в Доме ветеранов. Пусть она себе там  живет,  а  он,  Францик, останется с молодыми. С молодыми ему даже веселее, да и им веселее, потому что он тоже еще, в сущности, молодой.

   А они и правда не умеют искать. Зовут, зовут, думают, он откликнется. А чего ему откликаться? Если только что-то  важное,  неотложное...  Ужин,  к примеру. Или коврик под радиатором... А может, они волнуются, беспокоятся, что его долго нет? Родственники все же. Старухины. Они там волнуются, а он здесь сидит.    Францик тихонько подал голос — так, чтоб его не услышали. И  огорчился, что его не услышали. И подал погромче.

   — Ох, доведет тебя твой язык! — вздохнул Петрович.

   Так оно и случилось. Довел Францика его  язык.  И  понесли  Францика  в продуктовой  сумке  в   неизвестном   направлении.   Сначала   приласкали, погладили, потом посадили в сумку — и привет. Привет Петровичу и всем, кто нас помнит.

   Путешествие в продуктовой сумке, даже наглухо застегнутой, таит в  себе массу волнующих впечатлений. Взять колбасу, к примеру. Сейчас-то  ее  нет, но она оставила по себе отчетливое воспоминание.  А  ведь  жизнь,  говорит Петрович, наполовину состоит из воспоминаний, на треть из надежд и  только на самую малую часть из того, что мы  имеем  в  действительности.  Поэтому действительность нас  не  может  прокормить:  нас  кормят  воспоминания  и надежды.    Путешествие в закрытой сумке, конечно, не может радовать глаз,  но  это истинный праздник для обоняния. Хотя и здесь не обходится без борьбы между чем-то плохим и чем-то очень хорошим. Вот пробивается из далеких прошедших дней тонкий запах голландского сыра, но его  тут  же  заглушает  одуряющий запах табака. Ничего. На табаке наша жизнь  не  кончается.  Прислушайтесь: откуда-то из самых глубин доносится волнующий запах селедки... Но что это? При чем здесь запах стирального порошка?  Терпение,  терпение...  Ну  вот, опять колбаса...  «Полтавская»?  «Столичная»?..  Пожалуй,  это  «Столичная водка»... Не нюхайте, не дышите! А  теперь  дышите!  Сквозь  все  преграды пробился живительный запах молока...    Жаль, что нет Петровича, это по его части. А хорошо бы  посидеть  здесь вдвоем за ужином, за запахом ужина... Сидеть, покачиваясь на ходу,  как  в каком-нибудь вагоне-ресторане... Угощайтесь колбасой, нюхайте! А селедочки не хотите понюхать?.. А там, глядишь, и  Приличный  Дом,  -  выгружайтесь, приехали! Двери гостеприимно открыты, радиаторы тепленькие, любой выбирай, и во всех углах блюдечки, блюдечки, и каждое с молоком...

   И вдруг Францик понял, что никакого Приличного  Дома  не  будет.  Будет мокрая, холодная ночь, пустынная лесная  дорога,  о  которой  рассказывали бродячие коты. С этого у них  начиналась  бродячая  жизнь,  и  у  Францика начнется. Одичает он в этом лесу. Петровича  когда-нибудь  встретит  -  не поздоровается.    Он ведь и раньше все понимал, только ему  хотелось  сомневаться.  Когда ожидаешь  плохого,  хочется  сомневаться,  чтоб  оставить   местечко   для хорошего. Вдруг случится хорошее, а для него нет местечка.    А так — он понимает: избавиться от него хотят. Чтобы там, где  он  жил, строить свое семейное счастье.

   Он, Францик, тоже по-своему виноват: не лезь со своим личным счастьем в счастье  общественное.  Не  маленький,  должен  понимать:  личное   должно уступать дорогу общественному.

   Сумка раскрылась,  пропуская  сырую,  холодную  ночь.  Пустую  и  такую одинокую, несмотря на присутствие двух молодоженов. Там,  во  дворе,  один Петрович, бывало, развеивал его одиночество, а эти двое — не могут... Хоть бы сумку оставили... Как ему выходить из сумки — в такую ночь?..

   Сумка раскрылась шире, и в нее вкатилась луна. Круглая, желтая, пахучая луна, похожая на голову голландского сыра.

   1978

Подписывайтесь на наши социальные сети:

Как вы оцениваете статью?

Нажмите на звездочки для оценки!

Средний балл 5 / 5. Количество голосов: 1

Пока голосов нет, станьте первым!